США – ЕС: не плавь мне сталь на импорт.

Страховой случай

Основание для введения сверхвысоких тарифов – просто железобетонное. В послевоенном 1947 году США инициировали создание Общего соглашения по тарифам и торговле (GATT), которое подписали 23 страны. Интерес США заключался в поддержке послевоенного восстановления собственной промышленности и промышленности других стран, с которыми предполагалось торговать в будущем. При этом все участники GATT должны были подписать и «страховочную» статью, позволяющую уклониться от выполнения условий договора – так называемую «клаузулу возможного отказа»: если импорт создает угрозу национальной безопасности, импортирующая страна имеет право ввести сверхвысокие тарифы на эту продукцию. Позднее, в 1995 году, это сообщество превратилось во Всемирную торговую организацию, которая теперь включает 163 государства. А в уставе ВТО сохранились многие пункты договора GATT, включая и «страховку».

А в 1962 году законодательство США пополнилось цинично называемым Законом о расширении торговли, в котором имеется статья 232, которая дает возможность президенту инициировать расследование для определения, действительно ли импорт угрожает национальной безопасности. Причем определение угрозы включает, помимо прочего, «значительную безработицу… снижение правительственных доходов… замещение любой местной продукции избыточным импортом». Настолько широкое определение предоставляет практически неограниченные политические возможности. Именно эти возможности и решил использовать Д.Трамп. Он предложил министру торговли Уилбуру Россу начать расследование по статье 232. И У.Росс уже объявил, что планирует «прекратить демпинг» введением сверхтарифов или квот или их комбинации.

Официальная версия происходящего в отрасли выглядит следующим образом. Китайская сталелитейная промышленность обладет огромным избытком мощностей. Вместо закрытия заводов, сопряженного с увольнением рабочих, китайские власти субсидируют неэффективные предприятия, загрязняющие окружающую среду, и тем самым дают им возможность продавать сталь на международных рынках по демпинговым ценам. Это приводит к снижению мировых цен и закрытию сталелитейных заводов в других странах. Фактически Китай, вместе с субсидированной сталью, экспортирует безработицу.

В конце апреля президент США затеял 100-дневные переговоры с китайскими властями по вопросу торгового дисбаланса, утверждая, что внешнеторговый дефицит США тесно связан с положительным сальдо торгового баланса в Китае. Основным аргументом в пользу этой концепции служит факт, что с 2012 года китайский экспорт удвоился и достиг 108 млн тонн, что представляет около 23% международной торговли.

Липовая мишень

Итак, Д.Трамп и его соратники утверждают, что защитные тарифы будут направлены против импорта из Китая. Однако на мировом уровне проблема заключается в другом. Дело в том, что рост китайского потребления стали замедлился, и это не может быть скомпенсировано начинающимся бумом в Индии. Поэтому мировой спрос вышел на плато. Мировой выпуск стали в 2016 году (1,63 млрд тонн) уменьшился по сравнению с объемами 2013-го и 2014-го и лишь немного превысил объем производства в 2015 году (1,62 млрд тонн). В результате в мировой сталелитейной промышленности оказалось значительно больше мощностей, чем требуется, они составляют 725 млн тонн, и 46% приходится на долю Китая. Это неудивительно, ведь в 2016 году китайский выпуск стали составил 808 млн тонн, т. е. почти половину мирового объема производства. Но это нельзя считать только китайской проблемой: по данным Альянса американских производителей (AAM), Япония – единственная страна, в которой загрузка сталелитейных мощностей превышает уровень 80%, который считается базовым уровнем прибыльности.

Причем сам Китай действительно прилагает усилия к сокращению избытка мощностей. В 2016 году их количество было уменьшено на 45 млн тонн, за первые месяцы текущего года в стране закрыли еще 32 млн тонн, и, если планы на 2017-й будут выполнены, совокупный объем закрытых мощностей будет равен объему производства в США, который остается на уровне 110 млн тонн, как и десятилетие назад, когда уровень загрузки мощностей стабильно находился в положительной области.

С другой стороны, за последние годы в США был введен ряд антидемпинговых и компенсационных пошлин против импорта из Китая, которые вывели страну из первой десятки поставщиков стали на американский рынок. Сейчас доля этой страны в совокупном импорте составляет всего 4%, причем, как объясняют китайские экспортеры, они поставляют только продукцию низких переделов, которую местные компании не желают производить. Да и в целом, за первые пять месяцев текущего года китайский экспорт стали сократился на 26% – это связано с повышением внутреннего спроса и цен. Тем не менее, по официальной версии, тарифы направлены именно против Китая. Хотя в большей мере от них пострадают основные поставщики и торговые партнеры США – экспортеры Канады, Южной Кореи, Бразилии и ЕС.

Обоснованное беспокойство

Планы Д.Трампа в отношении тарифов вызывают серьезное беспокойство у европейских производителей. В Eurofer полагают, что «меры, потенциально вытекающие из расследования по статье 232, могут привести к быстрому распространению катастрофического нарушения мирового товарооборота». Беспокойство Ассоциации вызвано двумя причинами.

Во-первых, поскольку Китай уже в основном вытеснен с американского рынка антидемпинговыми пошлинами, угроза нависла над импортом из других регионов, среди которых оказалась и Европа – как один из крупнейших поставщиков. В 2015-2016 годах многие европейские страны уже вынуждены были значительно сократить свои продажи в США, в некоторых случаях на 50%, но крупнейший экспортер – Германия – пока сохраняет статус пятого по величине поставщика плоского проката на американский рынок (по данным International Trade Administration).

Во-вторых, если расследование приведет к введению запретительных или высоких пошлин, то страны, против которых они введены, обратятся к экспорту на альтернативные рынки продукции высоких переделов, а именно – в ЕС. Это может затопить и без того переполненные рынки более дешевым материалом. Европа, продвигающая принципы свободной торговли в своих последних постановлениях, отступится от своих слов, если будет вынуждена искать пути ограничения наплыва импорта.

Более того, начало процессу уже положено: на саммите G20 в Германии был назначен конечный срок для проведения в августе глобального форума под эгидой OECD для сбора информации по перепроизводству стали. Он включает также обзор потенциальных решений, который должен быть представлен в ноябре, и в соответствии с ним регион будет действовать в собственных интересах. Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер уже сообщил, что если США примет меры против Германии, ЕС отреагирует «встречными мерами». А комиссар ЕС по торговле Сесилия Мальмстрем заявила: «Это решение открывает ящик Пандоры. Разумеется, мы будем принимать ответные меры».

wto.ru

Оставить комментарий

Укажите код с картинки